REDNEWS.RU - ОБОРОНА http://rn-oborona.narod.ruКолокольня бывшего Саровского монастрыря, пл.Горького, г.Арзамас-16

Арзамас-16. Публикации. "Саровский термояд"


Газета

"ГОРОДСКОЙ КУРЬЕР"

Саровский «термояд»

В условиях жесткой гонки вооружения времен холодной войны Сарову выпала судьба оказаться местом рождения поистине «долгоиграющих» идей и мощных научных озарений.

В нашей публикации речь идет о мирном «термояде». Автор материала Геннадий ИВАНОВ в своем рассказе ссылается на беседы с известным физиком, лауреатом Ленинской премии, д.т.н. Б.Бондаренко, который занимается историей мирного атома.

Первый толчок

Известный российский корабел академик А.Крылов однажды высказал мысль, что в любом практическом деле начальная идея (первый толчок) занимает не более 2-3%. «Но в том-то и дело: они первые!» – говорил он. И почему ровно 50 лет тому назад молодой кандидат физико-математических наук Сахаров занялся мирным «термоядом», остается во многом загадочным. Это особенно удивительно, так как прошло всего лишь несколько месяцев с момента его переезда из московского ФИАНа в саровское КБ-11, где он должен был с коллегами разрабатывать советскую супербомбу (водородную). И как ее, эту супербомбу, сделать, не знали тогда ни американцы, ни мы.

Из материалов Б.Бондаренко следует, что в начале 1950 г. из ЦК на экспертизу Сахарову попадают секретные материалы по схеме якобы водородной бомбы и ...схеме мирного «термояда», присланные на имя И.Сталина младшим сержантом Лаврентьевым, служившим в это время на Сахалине.

Тогда автору предложения, Олегу Александровичу Лаврентьеву, успевшему повоевать в Отечественную, закончившему (экстерном) 10 классов после войны, молодому человеку, влюбленному в физику, пришли весьма интересные и плодотворные идеи. Этот парень принадлежал к поколению, которое военное лихолетье особенно не пощадило. И А.Сахаров, хоть и не воевавший, но из того же «военного» поколения, работавший дни и ночи в военном тылу, смог заинтересованно воспринять предложения своего молодого коллеги. Позже он напишет, что они дали ему толчок в работе над мирным «термоядом».

А перед высокими инстанциями А.Сахаров поддержал своим положительным отзывом поднятое О.Лаврентьевым направление, хотя и выразил сомнение в продуктивности предлагаемой им схемы.

От первого толчка – к своей схеме

Размышляя над схемой термоядерного устройства О.Лаврентьева, А.Сахаров в августе 1950-го пришел к идее другого устройства для мирного «термояда», основанного на магнитном удержании плазмы. В дальнейшем он получил название «МТР», «Токамак». Своей идеей он тогда же поделился со своим руководителем, членом-корреспондентом АН Игорем Евгеньевичем Таммом.

То, что 29-летнего Сахарова увлекла идея мирного «термояда», понять можно, но то, что Тамма, опытного и умудренного жизнью, уже известного физика-теоретика, отвечающего за сложнейшую военную проблему, в его 55 лет так смогла увлечь идея мирного «термояда», не может не вызвать удивления. По-видимому, именно осенью-зимой 50-го И.Тамм занялся разработкой теории МТР и выпустил первую работу по этой проблеме (впервые в открытой печати она вышла в 1958 году). Именно эта проблема легла в основу доклада И.Курчатова, впервые прозвучавшего в английском ядерном центре в Харуэлле в 1956 году.

К сожалению, теперь трудно восстановить весь ход событий, но очевидно, что осенью 1950 года в Сарове было положено начало многим работам по этой величайшей проблеме теперь XXI века.

Видимо, Сахаров и Тамм, «заразив» этой проблемой других своих коллег-физиков, подключили их к работе над МТР.

Кстати, в своей первой статье И.Тамм ссылается на важное решение одного уравнения, полученное тогда его учеником, совсем молодым ученым Юрием Романовым, впоследствии Героем Социалистического Труда, лауреатом премий и доктором наук.

«Термояд» саровский становится... московским

Значимость идеи мирного «термояда» была сразу же высоко оценена И.Курчатовым. Он начал интенсивно подключать к ней другие научные центры страны, стал пробивать в правительстве СССР постановление по мирному «термояду», которое уже в мае 1951 года было подписано И.Сталиным.

Родившись в нашем Сарове, проблема мирного «термояда» постепенно перебралась в столицу и другие центры. Как отнеслось к этому руководство КБ-11, научная общественность и, конечно, научный руководитель Ю.Харитон? Пока это скрыто в архивах. Можно предполагать, что, обладая определенным чутьем и чувством меры, Ю.Харитон, несмотря на наши приоритеты, не стал «тянуть одеяло мирного «термояда» на себя», трезво оценив, что это нам просто не осилить.

Ведущим по этой проблеме стал Курчатовский институт в Москве. Жизнь подтвердила правильность решения: с разработкой первой советской водородной бомбы мы успешно справились в 1953 году.

А как с мирным «термоядом»?

В те суровые годы постановления правительства, как известно, выполнялись безусловно. Уже во второй половине 1951 года И.Курчатов подключил к проблеме МТР все, что реально мог. Быстрыми темпами сооружались первые опытные (модельные) установки. В том году известными физиками страны выполнено около 15 фундаментальных работ и столько же – в следующем году. Из ученых объекта, кроме Тамма, Сахарова, участвовали талантливые саровские ребята, они же бомбоделы – Д.Зубарев, В.Климов, В.Комельков, математики во главе с Н.Боголюбовым и другие.

Напряжение нарастало. А что америкацы?

По мере проведения расчетов и экспериментов все более выявлялось, что мирный «термояд» – задача куда более сложная, чем казалось вначале. Беспокойство, что однажды председатель Совмина, пыхнув трубкой, вспомнит и спросит: «Лаврентий, а где наш советский «термояд»?» – нарастало с каждым днем, и ответа на него не было. Курчатова, физиков это очень волновало.

Не было ответа и у американцев... Удивительно, но именно в том же, 1950 году, 35-летний американский физик Лайман Спитцер, изучая образование звезд из газопылевых «облаков», выдвинул идею удержания высокотемпературной дейтериевой плазмы магнитным полем в так называемых «стеллараторах» тоже тороидальной, как наш МТР, формы. «Вгрохав» в «стреллараторы» хорошие деньги, в 60-х годах американцы от них отказались, переключившись на наши «токамаки». С кончиной в марте 53-го Сталина спало напряжение и страх за ответственность «в связи с невыполнением постановления о советском «термояде». Твердым оказался «орешек». По прошествии пятидесяти лет человечество пока так и не овладело мирным «термоядом».

Первые контуры нашего «токамака»

На конверте изображен Герой Социалистического Труда, академик АН СССР И.Е.Тамм (1895-1971)В своей работе 1951 года, появившейся после работы Тамма, Сахаров дал основные характеристики термоядерного реактора, работающего на сжигании дейтерия. Даже сегодня это сооружение поражает воображение. Это «труба» диаметром 4 метра, свернутая «бубликом» длиной 24 метра, с намотанной на «бублик» обмоткой из меди весом 13 тысяч тонн. Чтобы «разжечь» этот «бублик», рядом надо построить электростанцию мощностью 400 тыс. кВт, и тогда при ежесуточном сжигании 150 граммов дейтерия этот «бублик» будет выдавать около 900 тысяч кВт электроэнергии и вырабатывать 100 граммов трития или 8 килограммов урана-233. За 50 лет после первого проекта пройден большой путь. Характеристики «токамаков» существенно оптимизированы. Однако многие проблемы еще требуют разрешения, но это уже предстоит завершать в XXI веке.

На почтовой марке изображен А.СахаровПросматривая работы И.Тамма, А.Сахарова и других участников по мирному «термояду» 50-летней давности, обратил внимание, что ни в одной из них нет упоминания имени О.Лаврентьева. Это озадачило. Известно, насколько щепетильным был Игорь Евгеньевич в части авторства в научных публикациях. В одной из своих статей И.Головин, автор книги о И.Курчатове, первый руководитель работ по МТР в Курчатовском институте, описал эпизод, как на одном из совещаний у Л.Берии И.Тамм при упоминании его вклада в проблему «термояда» первую роль отдавал А.Сахарову и на этом настаивал категорически. Конечно, он знал от А.Сахарова о предложении с далекого Сахалина и о его авторе. Но ни тот, ни другой в ту пору не могли в открытом материале давать какую-либо ссылку на совершенно секретный материал, да еще поступивший из ЦК. Теперь же, когда многое проясняется, роль первичного толчка в проблеме мирного «термояда», пришедшего от молоденького паренька из военного поколения, нельзя забывать, как и роль нашего Сарова в первых шагах великой проблемы XX-XXI веков.

И последнее: нельзя не сказать об оперативности советской почты, по-видимому, впервые в мире она отметила первопроходцев «термояда», посвятив им почтовые выпуск.


Начальная страница: http://ussr-oborona.chat.ru

Ответственный за ведение Web-страницы - Альберт Германович Штерн

эл.почта: ussr_oborona@chat.ru